skip-lazy

«Выход на поверхность»: главный геолог ГМК «Дальполиметалл» Валентин ДУХОВ о планах предприятия и совершенствовании нормативной базы

Беседовала Анна Кислицына

В 2022 году АО «ГМК «Дальполиметалл» предстоят масштабные работы сразу по нескольким направлениям — развитию минерально-сырьевой базы, поиску перспектив для расширения цепочки производимых элементов, а также освоению новых технологий разведывательного бурения. О перспективах разведки и освоения оловянно-полиметаллических месторождений Приморского края, а также о важности трансформации существующих законов и нормативов рассказал Валентин ДУХОВ, главный геолог АО «ГМК «Дальполиметалл».

dpm01-678x453
Валентин Духов, главный геолог АО «ГМК «Дальполиметалл»

— Валентин Олегович, расскажите о главных приоритетах геолого-разведочного управления на сегодняшний день. Решением каких актуальных задач вы занимаетесь?

— Наша главная цель — работа на перспективу. Любые запасы рано или поздно подходят к концу, и, хотя в данный момент наше предприятие обеспечено сырьём на 25 лет вперёд, мы должны думать и о развитии. Поэтому сегодня мы находимся в поиске подходящих полиметаллических объектов, тех, которые можем либо разведать самостоятельно, либо приобрести с уже известными запасами.

Один из приоритетных проектов — разведка на Южно-Солонцовом участке. Мы предполагаем, что этот участок — продолжение структуры Партизанского месторождения, где расположен рудник 2-й Советский. Разведка будет проходить в два этапа, в первую очередь мы намерены поставить на баланс жильные запасы в объёме около полумиллиона тонн. Но есть основания полагать, что под жильной рудой залегают скарновые полиметаллические руды, и, если мы правы в предположениях насчёт структуры, объем нижележащих запасов составляет несколько миллионов тонн руды. По ним поисково-оценочные работы и бурение пройдут уже на втором этапе, параллельно с разработкой жильных запасов.

Когда вы планируете завершить разведку на этом участке?

— По нижележащим скарновым рудам о сроках говорить ещё рано, а жильные запасы рассчитываем поставить на баланс уже в 2024 году, после этого приступить к их подготовке и разработке. Разведку будем проводить максимально оперативно: из-за ситуации с пандемией долго ждали станок из Швеции, поэтому теперь нужно ускоряться. Южно-Солонцовый участок для нашего геолого-разведочного управления — это своего рода «выход на поверхность», первый масштабный проект по наземной разведке, поэтому для нас он имеет особенное значение. Хотя, конечно, есть другие перспективные месторождения и проекты, по которым планируются работы.

— Какие объекты сегодня представляют наибольший интерес для компании?

— Помимо наращивания минерально-сырьевой базы по двум основным продуктам нашего производства, цинку и свинцу, одна из главных целей на ближайшие годы — развить производство концентратов других металлов, например олова или золота.

Один экспериментальный проект связан с золотодобычей, новой для нас темой. Для проверки, обкатки оборудования, обучения сотрудников мы приобрели лицензию на разведку техногенного россыпного месторождения, Соболиной Пади в Кавалеровском районе, чтобы совершить свои первые шаги. Но проект пока на паузе из-за изменений законодательства в части особо защитных участков (ОЗУ), после которых работы, по сути, оказались под запретом. Для нас такой проект только эксперимент, но многие предприятия, например из Забайкалья, Хабаровского края, серьёзно инвестировали в россыпи. Впрочем, Союз золотопромышленников активно занимается этим вопросом, и надеемся, уже в следующем году нормы по ОЗУ пересмотрят.

dpm02-678x482
Для работ на Южно-Солонцовом приобретён универсальный буровой станок Diamec PHC-8

Впрочем, мы не останавливаемся на одном варианте — сейчас планируем поучаствовать в аукционе на разработку золотосеребряного месторождения. Если получим лицензию, сможем опробовать технологии, а позже уже заняться разведкой на более крупном месторождении.

Проекты по олову куда более глобальны. Наибольший интерес вызывают месторождения Кавалеровского района, в частности Левицкое оловянно-полиметаллическое месторождение, на данный момент законсервированное. Раньше его разработкой занимался Хрустальненский ГОК, но производство было закрыто ещё в 1996 году. ГОК был настроен только на производство олова, хотя в рудах Левицкого содержатся и цинк, и свинец. Если мы приступим к его разработке, то сможем получать сырье для наших основных концентратов, а также добавить в производственную цепочку олово.

Это месторождение для нас привлекательно и с точки зрения местоположения — оно расположено на окраине пос. Хрустальный, соответственно, там есть необходимая инфраструктура. Если говорить о технических характеристиках, запасы на Левицком штольневые, поэтому не потребуется строительство шахтных стволов или проходка уклонов для подземной техники.

Есть понимание и по приросту добычи, который может обеспечить нам разработка данного месторождения: учитывая, что на Левицком содержится около 1,5 млн т запасов руды, мы сможем придерживаться объема производства 100 тыс. т в год — это десятая доля общей добычи предприятия.

— Когда вы планируете получить права на разработку Левицкого?

— Над этим вопросом мы бьемся уже четвертый год, столкнувшись с рядом сложностей в законодательных и нормативных документах, регулирующих деятельность по полиметаллическим рудам. Дело в том, что стартовая цена месторождения формируется исходя из количества поставленных на баланс металлов — цинка, олова, свинца, прочих. Но при этом цена металла в добытой руде приравнивается к цене металла после передела! Хотя Налоговый кодекс РФ, ст. 337, делает ясное различие между добытой рудой и рудой, прошедшей металлургический передел.

С этим вопросом мы обратились в Росстат, надеясь, что там смогут устранить эту коллизию, но они помочь не смогли, поскольку наше предприятие после переработки продает концентрат, а не непосредственно руду. Существующая методика же не предполагает расчета стоимости элементов в добытой руде. Конечно, мы не сдались — обратились в Министерство природных ресурсов, в Роснедра, и в ходе совещаний и обсуждений нам удалось прийти к тому, что руды Левицкого можно рассчитать как комплексные оловянно-полиметаллические… Но здесь возникла еще одна проблема — оказалось, что сегодня в России отсутствует нормативный документ — национальный стандарт, стандарт организации, — в котором были бы установлены требования к данному типу руды. А без него, конечно, характеристику рудам Левицкого дать невозможно.

— И вы решили заняться разработкой стандарта?

— Мы решили инициировать разработку государственного стандарта. Это оказалось непросто: должен с сожалением признать, что к сегодняшнему дню отечественная наука в области геологии, как и в области стандартизации, сделала несколько шагов назад. Почти никто не оказался готов взяться за разработку серьёзного документа — документа, который будет полезен всем добытчикам полиметаллических руд в России. Из десятка организаций, которым мы разослали запрос на разработку стандарта, откликнулся только Всероссийский НИИ минерального сырья им. Н. М. Федоровского. Мы ответили на их вопросы по будущему стандарту, теперь ждём от ВИМС коммерческое предложение на разработку национального стандарта оловянно-полиметаллических руд. Далее — подготовка документа, согласование в соответствующем техническом комитете, утверждение стандарта.

Но нас это не пугает — позади большой путь, поэтому мы готовы ждать утверждения ГОСТа, а уже после включать руды Левицкого в нужный реестр и выходить на аукцион. Хотя, конечно, мы были неприятно удивлены, увидев, насколько в России осталось мало институтов, мало организаций, готовых взять на себя ответственность за создание государственных нормативов, готовых глубоко и серьёзно погрузиться в какую-либо тематику. И отсутствие таких структур — серьёзная проблема для отрасли. Хоть и не самая острая.

— А какую проблему вы считаете самой острой?

— Для нас, в Приморском крае, это нехватка специалистов. Даже для разведки одного участка требуется команда из нескольких человек — бурильщиков, геологов, обладающих высокой квалификацией, знаниями, навыками. К сожалению, сегодня в Приморье образовательные учреждения геологов не готовят, а молодые специалисты, которые едут к нам из других регионов, остаются очень редко — обычно уезжают ближе к своей малой родине, отработав год или два.

Сейчас мы разработали специальную программу по привлечению кадров, причём кадров местных, из числа производственников. Это целевая программа по получению высшего или среднего специального образования — сейчас ведутся переговоры с техникумами и вузами Иркутска, Красноярска, Томска. Уже с 2022 года планируем привлекать местные кадры и направлять их на обучение.

— Планируете ли внедрять новые технологии и оборудование в ближайшее время?

— Для работ на Южно-Солонцовом мы приобрели буровой станок Diamec PHC-8 — тот самый, что прибыл с опозданием. Сам станок, конечно, интересный, универсальный — бурит как под землей, так и на поверхности. Под любым углом: вверх, вниз, горизонтально.

Мы впервые планируем использовать станок данного типа для разведки крутопадающих жильных тел с поверхности. У большинства станков поверхностного бурения угол отклонения снаряда от вертикали — до 45º, и это не всегда удобно в условиях пересечённого рельефа и крутопадающих жильных тел. Поскольку большую часть своей профессиональной жизни я провёл на подземных объектах «Норникеля» и хорошо знаком с оборудованием, подобным станку Diamec PHC-8, то решил, что мы сможем разработать технологию, которая позволит применить наш новый станок для исследования крутопадающих рудных тел. Насколько мне известно, в России пока таких экспериментов не проводили.

Также в следующем году планируем обустроить дополнительный центр замеров качества руды непосредственно в помещении геолого-разведочного управления. Дело в том, что сейчас нагрузка на наш Центр технического контроля значительно увеличится — помимо проб, отобранных в процессе эксплуатационной геологоразведки, будет очень много проб с Южно-Солонцового участка. Поэтому, чтобы обеспечить приборам оптимальную загрузку, обеспечить процессу эффективность, мы разместим дополнительный центр контроля, оснащённый необходимым оборудованием.

— Значит, 2022 год планируется насыщенным?

— Очень. Везде надо успеть: нам предстоят и освоение новых месторождений, и внедрение технологий, и эксперименты… Но в приоритете, конечно, запуск полноценной разведки на Южно-Солонцовом участке и продолжение работы по Левицкому. Если мы решим эти задачи, «Дальполиметалл» будет обеспечен запасами по основному профилю ещё на многие десятилетия вперёд.

Поделиться статьёй

Понравилась статья? Подпишитесь на рассылку