JORC 2012, NI43-101, QA/QC — это все MCS

Уже почти 20 лет в компании «МАЙКРОМАЙН» работает консалтинговое подразделение. О контроле качества, компетенции и сверхзадачах мы поговорили с Екатериной Пеленковой, ведущим геологом ООО «Майкромайн Рус».

Автор: Анна Верина


Екатерина Пеленкова, ведущий геолог ООО «Майкромайн Рус»

— Екатерина, в новостной рассылке «Майкромайн» появилась информация о новом курсе по обеспечению и контролю качества (QA/QC) геологических данных. Какая связь между разработчиком программного обеспечения и QA/QC?

— К сожалению, немногие знают, что в компании «МАЙКРОМАЙН» уже почти 20 лет работает консалтинговое подразделение. «МАЙКРОМАЙН» всегда гордился тем, что не только делал хороший софт для геологов, горных инженеров и маркшейдеров, но и помогал советом. Так что мы, MICROMINE Consulting Services (MCS), скромно и добросовестно работаем в тени славы нашего старшего брата.

Расскажите, чем занимается MCS?

— В число наших услуг входит построение геологических и ресурсных моделей месторождений, аудит проектов, оценка ресурсов и подсчет запасов в соответствии с JORC 2012 и NI43-101, методическая поддержка геологоразведочных работ, обеспечение и контроль качества и аудит геологических данных на этапах разведки и отработки. Кроме того, мы постоянно проводим обучающие семинары и курсы по обеспечению и контролю качества, геостатистике и моделированию месторождений ТПИ.

— Чем MCS отличается от других консалтинговых компаний?

— В MCS небольшой штат, но отличная репутация и невиданный географический охват. Геологи MCS работают в офисах в Москве, Чите и Хабаровске. Наша команда напрямую участвует в разработке ПО «Майкромайн», поэтому наши партнеры и клиенты всегда уверены, что геологическая и ресурсная модель их месторождения является продуктом всех технических возможностей «Майкромайн» в сочетании с огромным опытом моделирования и компетенцией наших геологов-консультантов. И, наконец, мы работаем по весьма конкурентоспособной цене.

— Вы работаете в компании с 2018 года, где вы работали до MCS?

— После окончания магистратуры в Канаде я восемь лет проработала в Департаменте обработки и анализа геологических данных УК «Интергео». Это был интереснейший период, когда от изучения структур вкрапленных руд под микроскопом я окунулась в геологоразведку. В 2008 году, когда я вышла на работу, кодекс JORC уже начал проникать в горно-геологическую отрасль России. За годы работы в компании мне довелось заниматься организацией и руководством программой QA/QC в соответствии с международными стандартами на месторождениях Ni-Cu-PGE, порфировых месторождениях Cu-Mo-Au и золоторудных проектах. Кроме того, работа включала геологический аудит и составление технических отчетов NI43-101. Далее, пробыв некоторое время менеджером по мониторингу геологоразведочных контрактов в «Норильском никеле», я начала работать в консалтинге. В течение двух лет работы в международной консалтинговой компании Micon International Co Limited удалось получить опыт моделирования ресурсов и составления отчетов по JORC для месторождений Au, Li, Au-Sb-Hg в России, Таджикистане и Узбекистане.

— MCS компетентен для составления отчетов по JORC?

— Тема компетенции одна из непростых и моих любимейших. Я даже думала на досуге заняться ее развитием, пока не выяснила, что Джеки Кумбс уже успела написать в 2013 году кандидатскую диссертацию по данному вопросу. Общепризнано, что требования Кодекса JORC для квалификации в качестве компетентных лиц очень скудны. Они включают членство в утвержденной профессиональной ассоциации и соответствующий опыт работы не менее пяти лет…

— И геологи MCS, конечно, им соответствуют?

— Суммарный опыт работы трех сотрудников MCS в горно-геологической сфере превышает 60 лет. Мои коллеги имеют многолетнее членство в Австралийском институте наук о Земле (AIG), что позволяет им выступать в качестве компетентных лиц при оценке ресурсов по международным стандартам JORС и NI43-101.

Более того, мои старшие коллеги соответствуют и гораздо более строгим критериям к компетентным лицам, предложенным Д. Кумбс. А именно опыт работы в горнодобывающей промышленности должен составлять не менее 10 лет, в том числе не менее пяти лет в области оценки ресурсов.

— Какие проекты «Майкромайн консалтинг» выполняла в последнее время? Какие сверхзадачи приходилось решать?

— В последнее время «Майкромайн» много работает с угольными месторождениями. А это часто мечта структурного геолога и боль геолога ресурсного. Шикарные пликативные деформации со складками второго и далее порядков, тектоника! Просто песня! Сверхзадачей стало создание алгоритма, который отражал бы все эти деформации и неоднородности строения для корректной интерполяции блочной модели. Здесь геология выступает в едином порыве с возможностями ПО «Майкромайн», как рабочий и колхозница скульптора Веры Мухиной.

— Что бы вы порекомендовали нашим читателям?

— Продолжая мыслить критически, все же быть открытыми для новых идей. Приходилось часто сталкиваться с восприятием мира по схеме «а у них» и «а у нас», при которой публика не желает слышать ни о каких других возможных путях решения поставленных задач, кроме заученных за годы работы в нашей методически обеспеченной системе.