skip-lazy

Африкандский проект — флагман перемен отечественной промышленности

Анна Кислицына

В текущих геополитических и экономических условиях развитие Африкандского проекта приобретает все большее стратегическое значение для многих секторов российской промышленности. Андрей ТРЕНИН, директор АО «Аркминерал-Ресурс», уверен, что отечественной титановой промышленности и отраслям, использующим редкоземельные металлы, необходимы глобальные перемены. Об их перспективах и первых шагах на пути к преображению отрасли, а также о текущих работах на Африкандском месторождении он рассказал нашему изданию.

afrikanda-01-2-563x678
— Андрей Дмитриевич, насколько в 2022 году вам удалось приблизиться к запуску Африкандского проекта?

— К настоящему моменту мы опередили график уже на 2,5 года. Во многом такие темпы возможны благодаря тому, что многие процессы у нас проходят параллельно. Например, в сентябре закончится геологическое изучение центрального участка месторождения, но при этом уже идет разработка технологического регламента для проектирования обогатительной фабрики. Можно сказать, что проектирование вступает в активную фазу: нам предстоит выработать технические решения по горной части по объектам инфраструктуры, выбрать основное оборудование, провести расчеты по потребностям будущего предприятия как в расходных материалах, например реагентах, так и в энергетических ресурсах.

Стартовала работа по разработке основных технологических параметров для химического комплекса Африкандского проекта: эту обязанность взял на себя Институт химии и технологии редких элементов и минерального сырья им. И. В. Тананаева Кольского научного центра РАН. Им предстоит усовершенствовать технологию переработки перовскитового концентрата с получением титановой, редкометалльной и дополнительной продукции. Пока рано называть точные цифры — исследования продлятся еще около года, но уже могу сказать, что предварительные результаты обнадеживают: вероятно, мы получим больший готовый выход продукции, чем ожидалось.

— Каким будет следующий шаг?

— Во II квартале 2023 года завершится постановка запасов на госбаланс, и на тот же период мы запланировали проведение оценки согласно JORC. Также по графику в следующем году будут проведены масштабные изыскательные работы. Уже после результатов изысканий мы направим проект в Главгосэкспертизу, а после, получив необходимые разрешения, приступим к строительству.

— Насколько ситуация, сложившаяся в мире, повлияет на проектные решения, на выбор оборудования, поставщиков?

— Действительно, многие предприятия сегодня столкнулись с проблемами поставок оборудования и порой с изменением логистических линий из зарубежных стран. Однако мы находимся в более выигрышном положении в сравнении с коллегами: у нас только началось проектирование. Конечно, мы учтем текущие условия: во-первых, будем привлекать там, где это возможно, отечественных поставщиков, заказывать им конкретные решения. Если же возникнет необходимость применения импортных решений, обратимся к поставщикам из дружественных стран и предусмотрим, чтобы не обжечься, соответствующие пункты в контрактах. Нашим требованием станут гарантии — стопроцентные гарантии! — того, что все технологические решения, все запчасти, все комплектующие будут поставляться, обслуживаться в установленные сроки. Сегодня это актуально как никогда.

— Какая поддержка оказывается Африкандскому проекту на федеральном, региональном уровне?

— Мы чувствуем большую поддержку и со стороны Правительства России, и со стороны правительства Мурманской области. Если говорить о федеральном уровне, отмечу, что в области недропользования в последнее время создаются новые перспективные и важные механизмы — в основном в области финансирования проектов, к примеру, возможности получения рассрочки платежей.

С администрацией региона у нас сложилось прекрасное взаимодействие — можно сказать, создано настоящее содружество по реализации проекта. Один из главных вопросов сегодня — вступление нашей компании в ТОР «Столица Арктики». Сейчас мы направили заявки на согласование земельных участков. Их уже утвердили в муниципалитете Полярные Зори, на очереди — согласование от губернатора и правительства области. Очень ждем этого, чтобы стать частью содружества ТОР.

Мы укрепляем сотрудничество и в области науки и образования: принимаем участие в НОЦ «Российская Арктика», а также планируем совместный проект с Кольским научным центром РАН. В рамках этого проекта будут разрабатываться научно-технические решения, которые будут использоваться как на Африканде, так и на других месторождениях редкометалльных руд, расположенных в первую очередь на Кольском полуострове. Ну и главная цель — стимулировать развитие промышленности в титановой отрасли, в отрасли редкоземельных металлов, решать актуальные проблемы в данных областях.

— Какие задачи в этом направлении в приоритете?

— Ситуация сложилась непростая. Если говорить о титане, сегодня в России насчитывается 112 млн т запасов диоксида титана — 15 % от общемирового количества! Однако при этом уровень производства из отечественного сырья составляет всего 65 тыс. т, по данным 2020 года, — всего 0,7 % от уровня мирового производства. Такой же объем, 65 тыс. т, за тот же период составило производство титановой продукции из импортного сырья. При таком количестве значительных собственных запасов такая ситуация просто недопустима.

Необходимо развивать титановую промышленность, особенно в текущей ситуации. России нужные новые специальные комбинаты, способные обеспечивать собственное производство качественных титановых пигментов. В рамках Африкандского проекта будет построен такой ГОК, но он не должен стать единственным: России нужны не только высококачественные титановые пигменты, но и сырье для производства титановой губки.

Схожая ситуация наблюдается и для отрасли редкоземельных металлов. В России огромные запасы редкоземельных металлов: 15 % общемировых запасов против итоговых 0,1 % от общемирового уровня производства. Единственное предприятие, занятое в переработке редкоземельных металлов, действует в Пермском крае — Соликамский магниевый завод, сырье для которого добывают на Лавозерском месторождении в Мурманской области. Однако отечественным потребителям необходима более высокопередельная продукция, чем та, которую производят на Соликамском предприятии. Соответственно, высокопередельную продукцию закупают у зарубежных поставщиков.

По ниобию и танталу, к сожалению, российское производство полностью зависит от внешних поставок. С учетом того, что именно по этим металлам были введены самые суровые ограничения, отечественной металлургии специальных сплавов предстоит непростой период. Высокопередельные производства в этой сфере также еще только предстоит создать.

Конечно, в нынешних условиях зависимость России от импорта особенно болезненна, и мы стоим перед одним из самых важных вызовов в истории нашей промышленности.

— Но ведь реализация Африкандского проекта поможет в решении данной задачи?

— Конечно, запуск производства на Африканде поспособствует развитию отрасли: мы построим вертикально интегрированный комбинат с продукцией высоких переделов по всей технологической цепочке, от сырья и до готовых изделий. Однако, чтобы сохранить и приумножить уровень технологического развития России, нужно как можно скорее приступать и к другим задачам: начинать разработку перспективных редкометалльных месторождений, создавать современные химические комбинаты, а на их основе — производить высокопередельные продукты.

Еще одним препятствием может стать отсутствие сформированного рынка сбыта внутри страны. Сейчас недостаточно просто заменить импортную продукцию из одних стран продукцией из других — нет, необходимо развивать отрасль, создавать собственное производство, современное, высокотехнологичное. Честно говоря, нам пора поменять термин «импортозамещение» на термин «саморазвитие» — это более интересная конструкция, которая будет выгодна не только России, но и всем дружественным странам.

Как участники отрасли, заинтересованные в ее развитии, мы обязаны стать одним из флагманов изменений. Наша компания, АО «Аркминерал-Ресурс», недавно вошла в Российский союз промышленников и предпринимателей (далее — РСПП), в комиссию по горнопромышленному комплексу. Мы инициировали создание рабочей группы РСПП по вопросам развития производства редкоземельных металлов и элементов. Сейчас это одна из приоритетных задач — стимулировать обсуждение и принятие общих решений среди заинтересованных сторон, а после вовлечь в работу профильные министерства, правительства разных уровней, создавать законодательные инициативы, способные повлиять на отрасль.

— Вы нацелены на стратегические изменения…

— Да, планы амбициозные, и все это займет, конечно, не один год — нельзя реформировать отрасль за несколько месяцев. Но вся работа будет того стоить: если сделать все с умом, если использовать и сырьевой, и научный, и технологический потенциал России, замечу, потенциал значительный, если вовлечь все заинтересованные стороны, мы сможем создать новую высокотехнологичную отрасль и обеспечить на десятилетия развитие и процветание нашей промышленности.

Поделиться статьёй

Понравилась статья? Подпишитесь на рассылку