«Кузнецкинвестстрой»: классика и современность угольной промышленности

Производственная мощность – 1,7 млн т в год, 610 сотрудников, конструктивное сотрудничество с местными властями и социальная ответственность бизнеса. Как работает одно из крупнейших предприятий угольной промышленности Новокузнецкого района?

Угольная промышленность Кузбасса имеет свои давние традиции, а каждое предприятие – свою интересную и неповторимую историю. Эту историю помнят и уважают, а к людям, отработавшим много лет, относятся с глубочайшим почтением. Но в то же время развитие отрасли, особенно в последнее время, идет более чем стремительно. Предприятия берут на вооружение новые технологии, в коллективы приходят молодые специалисты, у которых уже совершенно другое, особое, современное мышление и подходы к работе.

Павел Ананьев, главный инженер АО “Кузнецкинвестстрой”

Одно из таких предприятий – АО «Кузнецкинвестстрой». О том, как работает компания сегодня, что планирует на ближайшее время и почему в регионе на ее ответственности не только угольная добыча, об этом рассказал главный инженер Павел Ананьев.

1,7 млн т. Но это еще не все

Павел Ананьев рассказал основную важную информацию о предприятии: разработку ведут на Карачиякском угольном месторождении, объем запасов угля в пределах лицензионных границ оценивается в размере 60 млн т (во всяком случае, такие цифры специалисты озвучивают на сегодняшний день).

– Однако перспектива расширения лицензионных границ есть, и это добавит, по существующим геоданным, еще около 45 млн т. Сроки отработки, по имеющейся проектной документации, – до 2035 года. С учетом возможного расширения лицензионных границ – до 2055 года, – комментирует Ананьев.

По словам главного инженера, в компании постоянно работает около 610 человек. Сейчас предприятие выходит на производственную мощность по добыче – 1,7 млн т в год. В планах – выйти на показатель в 3 млн т в год. Для реализации этого компания проектирует новую погрузочную станцию с собственными железнодорожными путями. Также ведется предпроектная работа по строительству обогатительной фабрики. Для этого привлекаются иностранные специалисты – из Германии, Австралии, а также проектировщики из российских институтов.

– На нашем месторождении угли марки Т – «тощие» – и около 10 % коксующихся углей. На рынке востребовано низкозольное сырье. Пока мы добываем около 60–65 % угля такого качества от общего объема. В будущем мы планируем развивать участок, где низкозольного угля меньше. Прогнозируем, что в течение пяти лет объем низкозольного угля упадет до 35–40 %. Для того чтобы выпускать уголь требуемого качества, нам и понадобится работа обогатительной фабрики, – поясняет Павел Олегович.

Технологии и техника

На предприятии используют углубочно-двубортовую технологию ведения горных работ. Порода вывозится карьерными автосамосвалами марки БЕЛАЗ – 130-тонными и 55-тонными.

– Данные машины полностью устраивают нас по качеству и производительности. К тому же они значительно дешевле аналогов, производимых у конкурентов. Из экскаваторного парка предпочтение отдаем дизельным экскаваторам с обратной лопатой Komatsu, Volvo и Liebherr. Объем ковшей – от 3 до 15 кубических метров. Буровые станки у нас используются шарошечнего бурения DML1200 Atlas Copco. Почему выбрали именно такую технику? Все складывалось с опытом. Старый парк экскаваторов меняли и обновляли постепенно. Были отечественные экскаваторы и машины Hitachi. Сначала решили попробовать поработать с техникой Komatsu. Она себя зарекомендовала очень хорошо. Поэтому в основном теперь и пользуемся машинами производства этой компании. Если говорить о дробильно-сортировочной технике, то здесь отдаем предпочтение компании POWERSCREEN, – говорит главный инженер предприятия.

По словам Павла Ананьева, также в компании используют систему GPS-ГЛОНАСС. С ее помощью оператор ведет онлайн-мониторинг пути следования машины, времени простоя и т. п. Это позволяет исключить возникновение любых нештатных ситуаций.

– Автосамосвалы, приобретенные в последнее время, также оборудованы встроенным взвешивающим устройством для исключения перегруза, датчиками контроля температуры, которые фиксируют перегрев колес и других рабочих органов машин, и, соответственно, предотвращают выход их из строя, – говорит главный инженер.

Вода из очистных чище, чем выше по течению

Для контроля защиты окружающей среды региона присутствия в компании разработан собственный проект санитарно-защитной зоны, ПДВ. При взрывных работах постоянно ведется мониторинг силами подрядных организаций, проверяется уровень выброса вредных веществ, замеры уровня шума и уровня сейсмической активности в тех местах, где границы санитарно-защитной зоны подходят близко к жилым застройкам. Например, в поселке Тайлеп.

Также в этом поселке в здании школы установлена сейсмостанция, которая включена в общую сеть сейсмостанций региона. Там рассчитывается влияние сейсмики предприятия на уровень геомагнитных возмущений в целом в области.

– Кроме того, построены собственные очистные сооружения с пропускной способностью 3 тыс. м3 в час. Очистка производится путем осаждения, тогда как нефтепродукты улавливаются боновыми фильтрами. Мониторинг воды ведется как на входе в очистные сооружения, так и на выходе из них, далее осуществляется сравнение данных и аналитика. Надо сказать, на выходе из очистных сооружений вода получается чище, чем выше по течению в ручье, куда осуществляется слив, – комментирует Ананьев.

Кроме того, на предприятии осуществляется утилизация всех используемых вредных материалов – ничего не сбрасывается просто так в почву или в воду.

– Отдельно хочу сказать о рекультивации отработанных зон. Как у нас это происходит: снимаем ПСП, выполняем рекультивацию, а затем производим посадку деревьев. Как-то на такую посадку к нам приезжали проверяющие из администрации Новокузнецкого района. Они отметили, что подобную всестороннюю рекультивацию выполняют далеко не все добывающие компании региона. Также каждый год участвуем с администрацией Новокузнецкого района и Сосновского поселения в уборке мусора на территории. Как правило, нам выделяют часть автотрассы Новокузнецк – Бийск и дороги мимо поселка Малышев Лог, – говорит Павел Ананьев.

Социальное партнерство

АО «Кузнецкинвестстрой», естественно, обеспечивает всех сотрудников полным социальным пакетом. Кроме того, работники имеют возможность отдыхать в местных санаториях на льготных условиях.

Но руководство предприятия относится с заботой не только к своим сотрудникам. Так, компания спонсирует команду ночной хоккейной лиги «Космос» (г. Калтан) и детскую спортивную школу по плаванию ЧСУ «Спортивный клуб «Юность Запсиба» (г. Новокузнецк).

– Если администрация района обращается за помощью, никогда не отказываем. Нужна техника, чтобы разровнять дорогу, подсыпать щебнем после паводка, – пожалуйста. Недавно для поселка Тайлеп построили детскую площадку, пробурили новую водозаборную скважину, осуществляли ремонт Тайлепской школы, – говорит Ананьев.

Когда маркшейдер – это судьба

Алексей Дубровин,
главный маркшейдер АО «Кузнецкинвестстрой»

Разговор о работе предприятия мы продолжили с главным маркшейдером Алексеем Дубровиным. Алексей рассказал нам о своем пути в профессию и как осуществляется его работа.

Как говорит специалист, с самого детства у него был профессиональный пример перед глазами – его родственник работал маркшейдером. Когда вместе с родителями он приходил в гости к этой семье, всегда с интересом наблюдал за тем, как родственник выполнял какие-то задания, которые брал на дом.

Изначально он поступил в Кузбасский государственный технический университет на специальность «подземная разработка полезных ископаемых». Во время обучения в университете была геодезическая практика, и это определило дальнейший профессиональный путь.

Контроль, оценка, прогноз

Основными задачами маркшейдера являются контроль полноты выемки полезного ископаемого, учет добытого полезного ископаемого на складах, учет отработанной вскрышной породы.

– Все это расписывается по экскаваторам, оценивается работа каждого экскаватора, насколько продуктивно ведется работа, – поясняет Алексей.

Из особенностей разрабатываемого месторождения главный маркшейдер отмечает крутопадающие пласты (угол падения пластов кое-где доходит до 30 градусов), также встречаются зоны геологических нарушений. Это усложняет технологию отработки – при добыче повышается риск засорения пласта.

Из программного обеспечения в работе специалист использует программы WinMOD и MicroStation, хотя предпочтения отдает работе с первым ПО.

– Я использую WinMOD достаточно давно. Эта программа довольно-таки проста в обращении, она работает буквально по принципу транспортира, циркуля и линейки. В MicroStation тоже много полезных функций. Одна из них позволяет увидеть съемку в 3D-формате. Все происходит так: рисуется картинка в одной плоскости. Потом выводится 3D-изображение, которое позволяет посмотреть объект со всех сторон и оценить точность воссоздания цифровой модели местности. Здесь работает зрительная память маркшейдера, когда он производит обработку съемки, соединяя все точки в одну общую картину – верхняя бровка, нижняя, осыпь. Затем он смотрит, соответствует ли нарисованная им 3D-модель той картине, которую он видел своими глазами на месте съемки. Бывает так, что облако точек большое, и трудно вспомнить, откуда какая точка шла. А 3D-модель очень в этом помогает, – поясняет Алексей.

Для маркшейдерской съемки специалисты предприятия применяют GNSS-приемники Javad Triumph. Эти приборы позволяют проводить съемку такого качества, что, находясь на горном участке, уже можно оценить координаты в реальном времени – постобработки не требуется. В работе также используются роботизированный тахеометр Leica, тахеометр Sokkia.

– Надо сказать, что геодезическое оборудование обновляется очень быстро, новинки появляются часто, поэтому имеющееся оборудование достаточно быстро устаревает. То, что вчера казалось за гранью фантастики, сегодня используется практически повсеместно, – комментирует главный маркшейдер.

Метод подсчета – как метод нарезки сыра

Подсчет объемов осуществляется методом вертикальных сечений – самая простая и широко распространенная методика. Любой объем горной массы, горной выемки, который нужно посчитать, делится вертикальными сечениями через какой-то определенный шаг (в данном случае – по сетке профилей – через 20 м), определяется площадь каждого сечения, суммируется и выводится общий объем. Склады также считаются методом вертикальных сечений, только шаг сечения используется другой – он зависит от величины штабеля.

– Я сравниваю метод со способом нарезки сыра: можно нарезать тонкими ломтиками, чтоб лучше распробовать вкус, а можно – потолще, чтоб просто наесться… Если «нарезать» более тонко, то есть уменьшить шаг сечения, то получишь более точный результат, – говорит Алексей Дубровин.

По итогам месяца все измерения заносятся в таблицы определенной формы, и формируется акт маркшейдерского замера.

– Новых технологий, которые можно использовать в работе, очень много. Можно даже сказать, что рынок перенасыщен предложениями. Но при выборе оборудования мы всегда отталкиваемся от соображений целесообразности использования такого оборудования на нашем предприятии. Например, если брать те же квадрокоптеры. Необходимо соотнести стоимость одной такой машинки и трудозатраты, которые необходимы на выполнение той же работы человеком без применения такого оборудования. Если объем небольшой и проще человеку пройти и самому выполнить съемку, то приобретение такого дорогого аппарата считаю нецелесообразным. Возможно, он пригодится там, где большой объем работ. Но опять же нужно смотреть, а справится ли оборудование с поставленной задачей. Бывает, что техника соответствует заявленным характеристикам, но результат съемки, который она выдает, для работы не годится. Пока золотую середину не можем найти из всех поступающих предложений. Когда появится то, что будет подходить идеально нам по всем параметрам, думаю, мы приобретем такое оборудование.

Развиваться в своем направлении

Переход на цифровые технологии существенно упростил работу маркшейдеров. Как говорит Алексей Дубровин, представить уже сложно, если бы сейчас снова пришлось работать с рейкой и прибором «Дальта». Тогда потребовалось бы несколько дней на съемку. А потом столько же на постобработку. Сейчас техника все высчитывает автоматически.

– Как у маркшейдера потолок определенный достигнут. Конечно, надо стремиться к более высокой и ответственной должности – главного инженера или, скажем, директора, но и про маркшейдерию забывать нельзя! Ведь маркшейдер со своим «хитрым глазом», как говорится, должен разбираться абсолютно во всем – в технологии отработки, в качестве добываемого угля и в рациональности использования недр, – резюмирует Алексей Дубровин.